четверг, 7 мая 2009 г.

СЛАДКИЙ ЯД ЗАЗЕРКАЛЬЯ








Апокалипсис сегодня

Христиане прежних времён ужаснулись бы, оказавшись на улицах наших городов, решив, что Апокалипсис уже наступил. А мы, дети современного мира, всей правды, к сожалению, не видим. Гитлер на оккупированных территориях, японцы в Манчжурии насаждали блуд и порнографию, считая это важнейшим средством порабощения населения: народ, потерявший нравственность, уже побеждён.

Двадцатилетняя девушка (к слову, христианка) говорит о том, что не видит ничего особенного, например, в плакате, рекламирующем «fast love» («быструю любовь»): обнажённая пара, не видно глаз, лишь страстно закушенные губы, стиснутые собственными руками тела и девиз – «Навстречу желаниям». И ведь она не лукавит – она и вправду не видит! Как в «Снежной королеве»: волшебная льдинка попала в глаз – и чёрное стало белым. И у каждого последующего поколения льдинка – всё больше...


Мир Зазеркалья

Современная реклама создаёт для общественного сознания виртуальную реальность, перевёрнутый мир Зазеркалья. Там такие потребности как голод, безопасность, продолжение рода из простейших, базовых становятся основными, высшими, превращаются в предел стремлений. Там дева – символ благоговения, кротости, чистоты выставляется как вещь для обольщения, для обслуживания животных инстинктов. Там с нашей жизни срывается покров интимности: проблемы зубов, кишечника, прыщей и прочие становятся предметом принародного обсуждения.

Современная реклама создает новый, иллюзорный мир

Мечтать о сохранении интимности в нашей жизни, наверное, совсем уж смешно, когда кругом – сплошная «обнажёнка»: пройти по Ленинскому проспекту – и от огромного количества рекламы женского белья возникнет ощущение, что заглядываешь в женскую раздевалку. Кстати, и название для такого состояния есть – вуайеризм, получение специфического удовольствия от подглядывания в замочную скважину чужой спальни.

Болезни души

А те, кто позировал для плакатов – они, конечно, «всего лишь зарабатывали деньги». Но ведь каждый выбирает для себя в жизни такое дело, которое ему более всего по душе, а то, что нравится этим моделям, тоже имеет название – эксгибиционизм, любовь к прилюдному обнажению. Кстати, прежде такие любители прятались в дальних уголках парков, до смерти пугая попадавших туда в поисках короткого пути девушек и женщин. Вуайеризм и эксгибиционизм, к которым нас усердно приучают, являются половыми извращениями, которые (может, не все это знают?) относятся к разряду психопатологии.

По ту сторону зеркала нет ничего невозможного: пожевал «Дирол» - зубы белые, закурила – стала роковой красавицей, съел «Данон» - живёшь сто лет. Главное условие для этого – послушно потреблять всё то, что предлагается. Как в сказке: съел что-то – превратился в кого-то другого, с безграничными возможностями. Реклама пробуждает дремлющие в каждом страсти. Наша лень, желание быстрого, без усилий, успеха – отличная питательная среда для её мистификаций. Созданная как средство, реклама давно уже живет своей жизнью – человек перестал ею управлять: раб стал господином.

Группа профессора Лофтус (г. Сиэтл) проведя исследования, основанные на показе рекламы автобиографического характера, пришла к выводу: она может создавать иллюзию, что какие-то события (даже невозможные сами по себе) происходили в детстве данного человека. Под воздействием новой информации память может вносить коррективы в детские воспоминания. Для того, чтобы воспоминания покупателя совпали с содержанием рекламы, торговцы пользуются такими приёмами, например, как использование для продажи пива бутылок, с этикетками "настоящее", "старое доброе" и "с 1924", которые вызывают в памяти ассоциации с давно прошедшими временами. Это безвредно?


Народ, потерявший нравственность, уже побеждён

«Двойная связь»

Нельзя не сказать об ещё одном аспекте влияния современной рекламы на общественное сознание – о последствиях одновременного использования в ней заведомо ложной информации наряду с правдивой. Мы сталкиваемся с этим приёмом уже достаточно давно и на каждом шагу – это известное всем «Минздрав предупреждает…» после какого-нибудь «Мальборо – страна настоящих мужчин». Первая часть таких текстов является отчётливым внушением позитивного характера, после чего следует предупреждение о том, что это – опасно.

В психологии такое явление носит название «двойной связи», когда человек получает одновременно два противоречащих друг другу сообщения – что называется «в одном флаконе», то есть когда об одном и том же факте говорят, что это – очень хорошо и в то же время – очень плохо. Чтобы усвоить эту информацию, сознание вынуждено раздваиваться, а такое состояние имеет в психиатрии вполне определённое название.

Обследование семей шизофреников выявило важную закономерность: для матерей таких больных свойственно в общении со своими детьми использовать именно тактику «двойной связи».


Насилие во имя счастья?!

К слову, до Великой Французской революции мир не знал шизофрении – это отрубленные «во имя счастья народа» головы на площадях Парижа и ручьи крови на его мостовых произвели такую роковую для человеческой психики сшибку в сознании: трудно в здравом уме соединить воедино счастье и убийство. Это была первая мощнейшая манипуляция общественным сознанием в таком размере. С тех пор процент шизофрении остаётся постоянным – примерно десять от общего количества населения. Число манипуляций сознанием сохраняется, вероятно, в той же пропорции. По сути, вся современная реклама сегодня – большая система манипуляций; что будет с нашей психикой завтра?


Кто больше – тот главнее

Необходимо коснуться и способов размещения рекламы. Когда мы были маленькими, взрослые были для нас великанами, которым подвластно всё. Мы подрастали, но мерка восприятия оставалась прежней: кто больше – тот главнее. Всё это – из сферы опять-таки неосознаваемого, но весьма влияющего на нашу жизнь. Чье-то лицо, бутылка или пачка сигарет размером с дом, рекламные великаны, изображённые на бортах разъезжающих грузовиков и автобусов, возвращают нас в ситуацию, когда «большие и главные » – не мы, а разве мы карлики? Фраза «А что мы можем сделать?» стала знаковой для нашего времени – не в «великанах» ли причина её возникновения?
Восприятие нами изображений на плоскости листа, к примеру, картин имеет свои закономерности: то, что располагается в верхней его части, относится нами как бы к сфере наших устремлений, мечтаний. Массивные щиты рекламы, расположенные где-то над нами, помещают в эту часть нашей «зрительной картинки» свои «предложения» по поводу того, к чему нам стоит стремиться и о чём нам нужно мечтать.

Может быть, к этому, установленному возле библиотеки: на депрессивном фоне чёрно-белого пейзажа с водопадом – подросток в майке, только что выползший, вероятно, из воды – то ли упавший туда в наркотическом опьянении, то ли пытавшийся покончить с собой в приступе ломки? Плакаты замыкают нашу зрительную перспективу на себя: выше их плоскости взгляд уже не поднимается, небо уходит из наших глаз.


А если все запретить?

Если жить в перевёрнутом мире постоянно, изменятся все ценности, ценности традиционного общества перестанут действовать. Представления о добре и зле, благе и грехе подменятся какими-то другими представлениями. Большинство людей, которые не приобщены к традиции, – а в России главной мировоззренческой традицией всегда было Православие, - начнут жить в мире подмененных ценностей.
Рекламу нельзя ни запретить, ни уничтожить – она уже часть нашей действительности, общественное явление. Она должна объединять, и на самом деле объединяет людей, правда, не в том, в чем бы хотелось. Если государство заинтересовано в естественном приросте населения, в духовном и физическом здоровье своих граждан, оно должно сделать, по возможности, саму технологию рекламного воздействия на людей максимально гуманной.


«Кто соблазнит одного из малых сих…»

В Российской Империи тоже была реклама, но в ней не было такого элемента внушения, она просто информировала. У верующего человека есть больше возможностей духовно оградить себя от негативного воздействия рекламы (особенно, если на нее не смотреть вовсе), но все равно он будет испытывать сострадание к другим людям, которые являются мишенью для внушающей рекламы, и ему придется, по возможности, пытаться им помочь. Особенно, когда речь идет о наших детях. Ведь «кто соблазнит одного из малых сих…, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Евангелие от Матфея, гл. 18, ст.6)

Когда-то в парках культуры был популярен аттракцион «Кривые зеркала»: всего за десять копеек можно было от души повеселиться, разглядывая собственные утрированно неправдоподобные отражения. Но при этом никто никого не убеждал в том, что изображённое в зеркале – и есть самая настоящая правда. Каждый оставался по свою сторону: зрители – в реальности, отражения – в виртуальности. Игра, которую ведут сейчас рекламные технологи, диктует другие правила. И если мы согласимся с ними, покорно потребляя результаты их деятельности, то очень скоро (психика – вещь тонкая!) не сможем понять, по какую сторону зеркала очутились.



Людмила Рябиченко

Комментариев нет:

Отправить комментарий