среда, 20 мая 2009 г.

Русь Мiровеева - опыт «исправления имен»



ОТ АНДРЕЯ КОБЫЛЫ К ВЕЙДЕВУТУ: РОДОСЛОВИЕ И БАСНОСЛОВИЕ




У всей антимонархической интеллигенции ХХ столетия на слуху написанные в годы второй смуты строки Максимилиана Волошина о годах первой смуты:

Когда отродье Кошки и Кобылы

Пожарский царствовать привел…

В недавно опубликованной, хотя и очень неоднозначной, статье Владимира Микушевича, которая так и называется — «Отродье Кошки и Кобылы», показано, что строки эти, говорящие более о загадке самого Волошина, нежели о Михаиле Феодоровиче Романове, ни в коем случае нельзя прнимать как республиканский выпад. При этом, действительно, «Боярин Феодор Кошка, пятый сын Андрея Ивановича Кобылы, родоначальника Романовых […] Что же касается Кобылы, то слово это традиционно обозначает древнейший род (отсюда испанское „кабальеро“ и французское „шевалье“)». К «конному» корнесловию мы еще вернемся подробнее, а пока, временно приняв это за аксиому, обратимся вновь к родословию инока Ювеналия:

«Известные Родословные книги о происхождении Знатнейших Родов Российских Дворян, с древнейших времен сочиненные, и прочих некоторых от одного праотца происшедшими, коего въезд в Россию то из Варяг, то и Прус, то и Немец (что в старину значило единое отродье) поставляю со времен владения Векликого Князя ИОАННА ДАНИЛОВИЧА КАЛИТЫ, или при сыне его СИМЕОНЕ ИОАННОВИЧЕ ГОРДОМ. Пишут, что когда приехал к Москве служить ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ муж Честен (Знатен) АНДРЕЙ ИОАННОВИЧ, прозванный КОБЫЛА […] А иные писатели повествуют, что РОД РОМАНОВЫХ происходит от первого Короля Прускаго ВЕДЕВАТА или ВЕЙДЕВУТА, бывшего с 305 по 378 год по Рождестве ХРИСТОВЕ, и продолжался через девять степеней до Князя ГЛАНДАЛА, почитаемого братом Прускаго Князя, пришедшаго в Россию в исходе ХШ столетия и принявшего Святое Крещение в 1287 году, в коем дано ему имя ИОАНН, а у него был сын АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ, прозванный КОБЫЛА и так далее».

Что же рассказывают нам летописи, хроники и предания о предках и потомках «мужа честна и знатна» Андрея Кобылы и о нем самом?

Инок Ювеналий не одинок: ему вторят и авторы гораздо более ранние. Прежде всего (мы к этому еще вернемся) следует отметить, что от Андрея Ивановыча Кобылы, помимо Романовых, пошли несколько знатнейших и знаменитейших русских родов, в том числе Шереметевы, Шевлягины, Колычевы, Мотовиловы, и потому именно из родовыхархивов этих семейств черпали историографы сведения как о самом Андрее Ивановиче (у некоторых авторов — Михайловиче) Кобыле, так и о его прапредках — Вейдевуте и его наследниках.

Прежде всего отметим, что все без исключения именуют Вейдевута Королем Литовским и Прусским или просто королем Прусским. Напомним, что Пруссы — это те же самые Русы, или Росы — князья Рош — то есть царско-воинское сословие гиперборейско-троянского происхождения, о которой мы уже рассказывали. Однако, здесь немаловажная (как увидим ниже) языковая, а, следовательно, и сущностная разница: некоторые авторы Царский род Прусской земли и Балтии вообще именуют не Рош, а Реш. Так, о прародителях Шереметевых князь Андрей Михайлович Курбский писал (имея в виду отца Андрея Кобылы): «Муж светлый и знаменитый, от немецкия земли выехал […] глаголют его быти с роду княжат Решских». По мнению многих летописцев, «это те же Норманы и избраны в VIII веке (речь идет о призвании рода в целом, с которого началось воссоздание Новгорода, бывшего Словенска — В.К.) […] Конечно, все это лишь догадки, но догадки более вероятные, нежели древняя Пруссо-Литовская история, как она многими изображена. По этим догадкам Род Романовых первоначально произошел от тех же Варягов, или Норманцев, от которых произошли и Рюриковичи». Хотя, по-видимому, это иная ветвь: Рош — Реш.

Литвой же именовали тех же самых Русов, только принявших латинскую письменность (а затем и латинство в целом): это название появляется уже значительно позже, в ХIII-XIV веках, хотя выходцев из западных русских земель, даже применительно ко временам более ранним, летописцы именуют Литвой или Русью Литовской. Не случайно Ф.И.Тютчев произнес: «Над Русской Вильной стародавней / родные высятся кресты…». Собственно же этноним (и самоназвание) нынешних литовцев и латышей — жмудь — это такое же чисто племенное имя, как вятичи, древляне, поляне и т.д. В некотором смысле, как показывают лингвистические исследования, жмудский язык был даже ближе к санскриту, чем язык так называемых «славянских» племен. Все это, однако, не входит в предмет нашего рассмотрения и необходимо лишь как присловье к изложению имеющихся у нас сведений о Вейдевуте — князе (царе) Решском.

Неизданная рукопись архива графов Шереметевых (№ 597) в том виде, в каком ее упоминает уже цитированный нами Сборник Костромской губернской ученой архивной комиссии 1901 г., имеет следующее надписание:

«Сия книга глаголемая, собранная из разных летописцев и подлинных разрядных родословцев о потомках Прусского и Оленского (sic?! — В.К.) короля Ведевита от четвертого сына его Недрона, от потомственного его наследника Андрея Ивановича Камбилы, глаголемаго Гляндуса, происшедших от него нижеобъявленных в сей истории влекущихся родов, которую тщанием конфиромовал Геролтмейстер, ближний стольник Степан Андреевич Колычев, как был в управлении указом Его Императорского Величества у Геролтмейстерских дел, в 722 году. А сия книга дому капитана Ивана Иванова сына Колычева».

Мы отдаем себе отчет, что дата 722 вместо вероятного 1722 может являться аргументом в пользу «новой хронологии» академика А.Т.Фоменко. Разбор данной проблемы увел бы нас чрезвычайно далеко от темы данного исследования — по нашему мнению, речь может идти лишь о том, что сама история, как и «частица-волна» в современной физике, начинает сегодня вести себя в зависимости от «положения наблюдателя». Прошлое оказывается «обратимым», время теряет свою линейную, «евклидову» природу. Сами по себе открытия академика Фоменко и его школы являются «знамением времени» и свидетельствуют о стремительном его сокращении и «свертывании» в преддверии конца нынешнего эона и Второго и Славного Пришествия Христова. Однако признание это вовсе не обязательно должно вести к признанию историософии данной школы. Возможно, к этому вопросу придется вернуться отдельно, мы надеемся когда-нибудь это сделать. Пока что единственным возможным для нас путем является анализ наличных письменных источников на основе общепринятой хронологии при трезвом осознании ее условности.

Повествование Колычева начинается с (П) Русского царя Прутено, который «в 373 г. по Р.Х. для старости своей отдал в вечное обладательство свое Прусское королевстко брату своему Вейдевуту, а сам определился в идолослужение первым жрецом в городе Романове, идеже ныне немецкое местечко Гейлингенбейль. Романове, или Ромове находилось на берегах Дубиссы и Невяжи. При слиянии этих двух рек, на обширной равнине, находился священный вечнозеленый дуб, необыкновенной толщины и высоты».

Отметим, что балтские верховные жрецы времен идолослужения именовались Криво-Кривейте, что, по-видимому, происходит от этусско-пеласгского, то есть троянского слова криа, крийа, кривь. «К(Р)ИЙА-КРИЯ — печень (согласно литературным данным, практика гадания на внутренностях животных существовала у народов едва ли не всего древнего мира — от Индии на востоке до Лузитании и Галлии на западе)… Дошекдшие до нас модели восточных гадательных печеней и соответствующие литературные описания свидетельствуют о проведении постоянных наблюдений с целью установить связь между изменениями в обществе и природе с формой печени жертвенных животных. У этрусков существовал целый „институт“ гаруспиков — гадателей по внутренностям животных. Кry — „кровь“ (ср. авест. „kru“), сохранившееся в древнепольском kry, полаб. k(a)roi и др.слав. (совр. слово kri) (Мейе); Кривь — кровь (Срезневский)».

Более того, то, чем занимались Криво-Кривейте, прямо было «повынесено» из Трои:

«Многие боги, которым приносили жертвы римляне, были богами этрусков. Этрусское происхождение имела и влиятельная коллегия римских жрецов-гадателей по внутренностям животных — гаруспиков. Без их советов и заключений римляне не начинали ни одного сражения, не приступали к обсуждению государственных дел. Собрание правил и поучений гаруспиков римляне называли „этрусской дисциплиной“ и для ее усвоения богатые римские патриции посылали своих детей в Этрурию».

В предыдущих наших работах (следуя за европейскими авторами Грасе д’Opce, Мигелем Серрано, Фулканелли, Эженом Канселье и др.) мы указывали на то, что древняя арийская (троянская) кабала не имеет ничего общего с раввинской каббалой. Дело здесь, разумеется, не в апологетике тех или иных проявлений «лжеименного знания», а в исследовании. Здесь все должно быьть предельно ясно. Речь идет, конечно, о вполне определенной идольской жертве, являющейся для християнина такой же мерзостью и проявлением «тайны беззакония». С другой стороны, понимание древних, дохристиянских аспектов сакральной царско-жреческой власти открывает путь к пониманию того особого мистического ведения, с которым пришел на службу к Московским князьям род княжат Решских, о чем мы будем особо говорить далее в связи с именами его представителей, имея в виду, разумеется, коренное преображение этого древнего ведения в Православной Крещении: «язык птиц», «язык полконей», «кабала» меняет знак и освящается Пятидесятницей — онтологическое противоположение здесь такое же, как между блудом и браком, убийством и подвигом воина, языческой жертвой и Евхаристией…

Далее, по рассказу Колычева, Вейдевут, в свою очередь, перед концом жизни разделил Прусскую землю между двенадцатью сыновьями — между прочим, по древнему троянскому (если судить по Младшей Эдде) праву. Из этих сыновей четвертый, Недрон, получил удел на берегу реки Прегеля. В ХП веке, при князе Димвоне, потомке Недрона в девятом колене (разумеется, по общепринятой хронологии) «крыжаки (т.е. орден меченосцев) край земель Недровских мечом и огнем лютее паче прочих разорили и городы Недровских князей, потомков ныне писанного Недрона, до основания истощили и разрушили». В 1280 г. старший сын Дивона, князь Руссинген (sic!), «не имея силы отечествия своего край от крыжаков боронити», принимает Римо-католическое крещение «с младшим братом своим Камбилою, нареченным Гландою или Гландусом. А какое им в крещении дано имя, того в летописцах не написано, разве в их крыжацких метриках обретаются». Этот, по Колычеву, «Гландос Камбилы Дивонов сын, из дому Недрона Ведевитовича» вскоре после католического крещения бежал во Псков и был «перекрещен из Веры Римской в Греческую».

Несколько иначе рассказывает о Вейдевуте барон Балтазар Кампенгаузен, считающий Рюрика и Вейдевута родичами и на этом основании говорящий о единой Рюрико-Романовской династии, составившей два рода — Рюрико-Романовский и Романово-Рюриковский (с 1613 г.). Иными словами: князья Рош — княжата Реш, а затем князья Реш — княжата Рош. Версия о Вейдевуте, излагаемая бароном Кампенгаузеном, такова:

«Аланы, говорят, жили прежде в соседстве с землею Пруссов. В союзе с Вандалами и Свевами ходили они к Рейну и за Рейн в Галлию, вторглись потом в Испанию, но здесь вытеснили их Вестготы. Также и на Рейне, против них восстали Сикаьбры и почти их уничтожили. Остатки их, под предводительством их военачальника Литталана (вероятно, от него литовцы) бежали в соседние земли их родины — в земли Пруссов и там осели. Одно время они жили в мире и согласии с местными хозяевами, но затем пошли с ними на разоры. И вот, богатый Алан Вейдевуд, или Войдевод, посоветовал обоим племенам избрать себе общего предводителя или князя. Совет был принят, и выбор в 305 г. пал на самого Вейдевода. Он сделался самым первым князем, или королем Литовско-Прусской земли или по крайней мере первым главой из Аланской династии… Далее особо рассказывается о введении Вейдевудом медоварения в Прусско-Литовской земле. Вспомним об особой символике пчелы и меда у древних сакральных династий Царского рода, а также в Старшей и Младшей Эддах — В.К.). Постоянное среди мира владычество его продолжалось 74 года, законченное в 379 году на 116 году от рождения, вследствие отречения от престола, причем он сделался верховным жрецом своего народа — Криво-Кривейте — вследствие чего и водворился в дубовой роще близ Романова».

Если так, «сочетание несочетаемого» поразительно: первопредок Романовых отрекся от престола, став жрецом крови, последний Царь из именовавших себя Романовыми также в 1905 году желает отречься от Престола, став Патриархом, а в 1917 г. реально отрекается, принеся себя самого в кровавую жертву, предстательствуя перед Богом за свой народ.

Однако, продолжим изложение барона Кампенгаузена:

«Есть и еще другое сказание о том, что Вейдевуд был не первым Литовско-Прусским королем из своего рода, а лишь преемником своего брата Прутена (от имени которого Пруссы и Пруссия получили свое именование), тоже под старость лет сделавшегося векорховным жрецом и сдавшего правление народом младшему своему брату Войдеводу».

Далее все оказывается так же, как излагается в Сборнике Костромской губернской ученой архивной комиссии: страна была поделена на двенадцать частей, из которых Саймо-Самогития досталась князю Недро. При этом, по-видимому, считает ученый барон, все преемники Войдевода под старость слагали с себя княжеский сан и принимали сан Криво-Кривейте. Барон Компенгаузен приводит в связи с этим анонимное старофранцузское стихотворение, относя его — именно старофранцузское! — именно к роду Вейдевутовичей!



С’est ainsi que dans tous les temps

Pour parvenir au bonheur de leur plaire,

On a berce la vanite des Grands

Avec des contes de Grand ‘Mere.



Тако в любое время земли

Дабы сверхсущей достигнуть ласки,

Знатных гордыню баюкать могли

Только Великой Матери сказки.



Заметим, речь идет о женском начале в древнем царско-жреческом служении.

Если же говорить собственно об аланах, то это древнейшее арийское племя, вполне тождественное венедам, а, следовательно, тем же русам (роксоланы — Кат-Алауния — Каталония = Гот-алания, об этих местностях мы рассказывали). Имя Вейдевута здесь вполне может быть произносимо как Вендевут или Вендевод (Вендевождь, Воевода), созвучное одному из имен Мировея как Венделика, что, впрочем, вполне может быть просто догадкой или совпадением, в наличие которых, мы, впрочем, не верим, особенно если речь идет о промыслительном устроительстве Царского Рода. Да и вообще — язык един. Но в любом случае справедливы слова о венедах, или винетах, французского исследователя Жана Робена:

«В противоположность кельтам, для которых море было враждебно, Венеты были царями-мореплавателями (rois de la navigation) в Атлантике и Ла Манше и имели отношение к Британскому острову, движению Цезаря на который они препятствовали […] И не были ли венеты хозяевами как Адриатики, так и Океана, сами далекими островитянами из-за пределов морей (d’au de la mers)? […] Жан Маркаль в своем исследовании весьма ценно указывает: „Фианы (les Fiana) и их царь Финн (Finn), Венедоты Гвинельдские (на северо-западе Галлии), Венеты Венские (Гвенееды), Венецианты из Венеции — имеют одно общее родовое имя, которое мы встречаем как у реки Вандеи (Vende), так и у богини Венеры“. Все это разнообразие сводится к общему качеству, весьма значимому: белой (blanc) или бледной (blond) — полумифическое имя blond-venetien неожиданно обнаруживает свое происхождение. А ведь оно еще означает „прекрасный“ (beau), „чистокровный, благородный“ (race) и, наконец, „священный“ (sacre). Искаженное понимание такой красоты, которое мы встречаем у Платона, связано с женскими воздействиями Клито, „Прекрасной“, „Высочайшей“ супруги Посейдона, стоявшей у истоков Атлантиды — встречается в традиции Кшатриев (то есть именно царей — В.К.), конного сословия (caste chevaleresque — здесь выделено нами, почему — увидим ниже — В.К.), унаследовавшего атлантическое наследие в обоих его аспектах, благословенного (benefique) и проклятого (malefique), как об этом говорит Генон".

Между прочим (какие бы аспекты в данном случае ни подчеркивал французский исследователь), Датские короли в ХV в. именовались Венедскими или Венедитскими.

Жан Робен скорее склнен подчеркивать негативную сторону алано-венедского наследия в Европе, которое он считает символической иерогамией Клито и Посейдона, изначально не морского божества, но стихийного начала ветров, бурь (tempetes), землетрясений (ср. с именем Буревоя-Бравлина!). Итак, Белая Дама и стихийное существо земли — не та же ли это королева и не то же ли самый Китоврас, то есть не отголоски ли меровингского мифа? По крайней мере на уровне символики. Догадку нашу подтверждает наличие в средневековом Русско-Литовском государстве древнего княжеского (царского?) рода Китоврасов, о котором много говорено в летописях:

«И вземши с собою одного остронома, и пошли в кораблем морем по заходу солнца, хотечи собе знаити на земли месцо слушное, иде бысь мели поселити а мешкати с покоем. А с теми шляхты чомри были рожаи наивысшими (т.е. высочайшие роды, выделено нами — В.К.), именем Китоврасы, Колюмны, Рожи, Ургы […] Князь пан Кернус не имел сынов, только одну дочку именем Пояту. А будучи он в старости своей а не хотечи паннства своего от дочки своея отдалити, и принял до ее зятем собе с Китоврасу именем Кгируса, а сам умре. А по нем начати княжити на земли Литовской. А тот зять его с Китоврасу именем Кгирус, а Кгибнут на Жомотиской земли. И пануючи Кгибнуту на Жомоити, умре, а сына своего Монтивила (с этим именем мы еще встретися и не раз! — В.К.) зоставить на Жомоитском князьстве».

В любом случае перед нами все те же Русь-Варяги. Тем более учитывая символическую связь Китоврасов с Меровингами (тем более, что летопись прямо называет их «высочайшим родом»), на которую мы неоднократно указывали в предыдущих работах.

Существовала ли прямая связь между родом Китоврасов и Ведевудом? В данный момент мы не можем дать на этот вопрос ни утвердительного, ни отрицательного ответа. С подобной неопределенностью мы и дальше столкнемся в отношении потомков Вейдевута — Романовых, чью высшую легитимность оспаривали на протяжении всего их Царствования, о чем мы уже говорили. Но сейчас речь идет не о собственно Романовых, а об их предках, упоминаемых в русско-литовских летописях. Дело в том, что одни и те же князья и цари по-славянорусски носят одни имена, по-«литовски» (жмудски или жемаитски) — другие. Мы можем, по-видимому, также сказать, что некоторые косвенные данные все же позволяют допустить возможность параллели Китоврас-Вейдевут. Латышский эпос Niedrishu Widewuts (в 24-х песнях), с которым мы по причине незнания языка смогли познакомиться только по французскому изданию, подробно рассказывает об этом полубаснословном царе. Согласно этим сказаниям, собранным приват-доцентом Юрьевского университета Лаутенбахом, «латышский» царь и жрец Ниедришу Видевут происходил от дела Виссикука и женского «божества» Кальды. Указание это весьма «тревожно»: ведь имя арийской «богини» Кали явно просматривается сквозь летописные наслоения… Не останавливаясь на этом подробно, мы вынуждены констатировать, что, как писал знаток данной проблематики барон Юлиус Эвола, это «течение несомненно имеет „экзогенные“, архаические истоки, восходящие к субстрату автохтонной традиции, имеющему множество явных параллелей с протоисторической традицией пеласгийского (выделено нами — В.К.) и протоэллинского средиземноморского типа». Во всяком случае, такие выводы приходится сделать из одного из сказаний. По другим (песни 1-я и 2-я) отца Видувута звали Радагансом-Стирансом, а мать — Гнединою, одною из дочерей языческого «божества» Перкуна (в славянском варианте, естественно, Перуна). Помимо указания опять-таки на «конное» имя матери прапредка Романовых, для нас небезынтересна «сверхъестественная» природа именно женской линии этого рода — и здесь нам приходится констатировать противоположность друидско-жреческого, матриархального закона салическому (т.е. меровингскому) праву, настаивавшему на сакральности мужского пола царя (короля). В то же время именно жена (Анастасия Романовна) положила начало «второй расе» Русских царей. Это поразительно подтверждает не только указанное у Жана Робена, но и вообще акцентирование женского начала мировправления у некоторых авторов-традиционалистов (вне зависимости от оценок данного факта).

В четвертой песне о Видувуте рассказывается, как по удалении Гнедины Радаганс-Стииранс с сыном своим Ниедришем Видевустом и тремя великанами (в славянском прочтении — волотами), прежде побежденными Ниедришем, — Коукаравейсом, Кальнустуменсом и Гарбарджисом — предпринимает поход в южные страны.

Здесь начинается нечто, весьма для нас интересное. На обратном пути возле острова Рюгена, который, как известно, был родовым владением Руси = Дома Рюрикова, с Ниедришем Видевустом случается кораблекрушение; он, однако, спасается и получает приют у царя Рюгена — Одина и царицы Смаедины. В предыдущей работе «Русь Мировеева» мы, ссылаясь на Младшую Эдду, указывали на полумифического царя Одина троянского рода, превращенного затем человеческой памятью в языческое божество (тождественно, кстати, Перуну-Перкуну, Видевустову баснословному прародителю), как на деда Рерира, правителя Страны Франков, а потому останавливаться на этом подробно мы здесь не будем. В имени же Смаедины явно звучит название баснословной реки Смородины или слова смарагд (изумруд). Образ древнейший и имеющий прямое отношение к истокам царского чина. «Принцесса царского рода, — истолковывал Эжен Канселье „Сказки матушки Гусыни“, — наделенная необычайными достоинствами, облачается в ослиную шкуру, скрывая изначальгную доброту (beaute), и только будущий супруг ее, т.е. царевич, опознает существо, сродное себе, по украшенному изумрудом, смарагдом, колечку, спрятанному в испеченном царевной слоеном пироге. Отзвуком этой истории является другая, о хрустальной (de verre), зеленоватой туфельке Золушки — Cendrillion — которую зовут иногда Луция — Cucendron — и обозначают греческим Х (кси) как луч в золе […] Смарагд мудрецов драгоценен именно зеленым цветом — цветом всеобщей души. Бесконечно важно, что указание именно на этот цвет содержится в самом названии Изумрудной Скрижали (Table Smaragdine) […] Напомним также, что Виктор Гюго в своем романе о Соборе Владычицы нашей в Париже […] делает юную и соблазнительную Эсмеральду (Смрагдовую) объектом любовной страсти конного (chevalier) Феба (Phebus)».

Совершенно очевидно, что, описывая пребывание Видевуста у Одина и Смаедины после кораблекрушения, безымянный списатель предания повествует о некоем особом царском посвящении, хотя сегодня нам крайне трудно поянть, в чем именно оно заключалась. Разумеется, нам скорее поведают о том, как Видевуст рассказывал Одину о их совместном с отцом путешествии в Рим (!), о том, как в походе этом умер отец Ниедриша Видевуста, после чего мореплаватели приблизились, потерпев кораблекрушение, к отрову Рюгену (песнь 6-я). Песни с 7 по 17 рассказывают о многочисленных приключениях в духе сренедневековой словесности вплоть до поисков исчезающей царской жены в подземном царстве (орфический миф!). В конечном счете Видевуст объединяет латышские роды в одно государство и становится первым балтским царем. Четвертый сын его Надравс получает в удел земли между реками Байкою и Руссою: в пределах этих земель находилось савященное место Ромова, или Ромава, исконное местопребывание Криво-Кривейте (песнь 23-я). Достигнув возраста 116 лет и родив двенадцать сыновей, Видевуст передает свое царство брату Прутено (по другим родословиям, вспомим, Прутено был братом Пруса, Рюрикова предка, точнее, одного из предков) и сжигает себя в Ромове пред священным дубом (тем самым). Пепел его был зарыт на горе в Перкуоне, под камнем-великаном, посвященном идолу Перкуна (того самого Одина). Так заканчивается песнь 24-я и с нею вместе баснословное жизнеописание предка Романовых. Между прочим, гораздо более сложное и вызывающее больше недоумений и сомнений, нежели все, известное нам о Рюрике. Во всяком случае, приходится сделать очень важный вывод: если Рюриковичи («Рош») были воплощением мужского, «солнечного» начала в династической истории Русской монархии, то предки Романовых («Реш») задают совершенно иную, «женственно-лунную» матрицу, связанную с фигурой не столько Царя, сколько Царицы. Царицы, пытавшейся поднять на себе непосильную для женских плеч, мужскую, Имперскую, ношу…

Инструкция - Зазеркалье отдыхает....

Ну не смогла пройти мимо, сохранила и решила порадовать остальных ...
Без комментариев...

пятница, 8 мая 2009 г.

РОДОСЛОВИЕ КОЩЕЯ БЕССМЕРТНОГО



Нечто по поводу

К сказкам нашим мы привыкли и считаем их обычно "пережитками язычества", к которым даже и недавно ставшие таковыми "новоязычники" относятся не очень серьёзно. Но если язычество, по крайней мере, в привычном смысле этого слова, то есть поклонение рукотворным идолам, не столь уж древне и традиционно, и, быть может, хронологически даже совпадает с распространением христианства, то не можем ли мы взглянуть на сказки, хотя бы на некоторые, в обратной перспективе, как на некие следы событий, связанных с участниками евангельского благовестия, в "языческом" сознании? Но тогда все они обретают для нас абсолютно неожиданный, более того, актуальный смысл, оборачиваются не в прошлое, а в будущее.
"Смерть моя - в яйце, яйцо - в утке, утка - в зайце, заяц в железном сундуке сидит, сундук на крепкий замок закрыт и закопан под самым большим дубом на острове Буяне, посреди моря-океяна", - рассказывает в одной из основных редакций знаменитой нашей сказки Кощей Марье Моревне, упорно не желающей быть ему женою. Повествование это, влагаемое в уста зелёного старика, освобождённого Иваном Царевичем из огня в железном котле, указывает на его совечность земному, тварному миру, на его первоматериальность. "На Буяне острове, - писал А.Н. Афанасьев, - сосредотачивались все творческие силы природы, как в вечно полном и неисчерпаемом источнике. Он лежал на океане, матери всех морей, из которого вышла земля. Буян потому и остров, что находится среди беспредельного океана. Как и когда создался Буян-остров, предания молчат". (А. Афанасьев. Происхождение мифа. Статьи по фольклору, этнографии и мифологии. Изд-во "Индрик", М., 1996, с. 24). Между прочим, на этом вневременном острове действительно, как в сказке о Кощее, растёт "дуб мокрецкий", который "ни наг, ни одет", то есть и засохший, и живой, с отпрысками, не развившийся, а ветры из "тутошнего", проявленнотварного мира, приносят под этот дуб семена, зародыши, остающиеся "от суровости нечистой силы мороза - для новой жизни" (там же, с. 24 и 28). Что это за семена на острове - не "всякой ли твари по паре", взятые Ноем в спасительный ковчег - тоже остров? Но что же тогда есть смерть Кощеева? Яйцо - это семя, бросаемое в землю, которую средневековые химические философы называли и красною глиной, и торфом, и "чернью чернее чёрной черни" (nigro nigrius nigrum). Онтологически земля эта тождественна воде, точнее, это и есть сама вода, но только единосущная земле и предшествующая библейскому "разделению вод". Но во всех вариантах сказки Кощей именуется "царём", а в некоторых редакциях это царь, владеющий золотом: "там царь Кощей над златом чахнет"... Французский исследователь XIX столетия Фабр д`Оливе в своей уникальнейшей книге "Восстановленный Гебраический Язык" указывает на то, что слово malach, melech, moloch (царь) с изменением огласовки начинает обозначать "божественную эманацию", "вечную сущность", "эон", или даже "ангела"" (Fabre d`Olivet. La Langue Hebraique Restitue,e. Lausanne, 1985. р. 19-20). Естественно, равносущна и обратная инверсия, не от царя к ангелу, но от ангела к царю. Само же слово эон имеет двойной смысл: с одной стороны - это исторический цикл, с другой - "вечное время" или "неподвижное движение", то есть состояние "между" временем и вечностью, в котором, согласно православным представлениям, пребывают как ангелы, так и души в ожидании Суда, Кризиса, только уже не водного, а огненного. Эонически неподвижным пребывает и "остров Буян" с его "мокрецким дубом", то есть райским древом, раздваивающимся на древо жизни и древо ведения только уже в раздвоенном сознании раздвоившегося (на мужа и жену) человека. Там, под этим ещё единым древом покоится и яйцо, в котором "смерть Кощеева", а следовательно, и его рождение, и, между прочим, и его родословие: яйцо - утка - заяц - сундук = замок, то есть яйцо - птица - зверь - замок. Тот же самый Фабр д`Оливе рассказывает, что гебраическое корнесловие "рая на востоке" тождественно "неразмыкаемой оболочке" или "чреву беременной" (ibid. р.75). Но кто же тогда этот самый зелёный старик из котла, об истоках которого "предания молчат"?
Обратимся к истории уже русской. Предок Дома Романовых, а точнее, давшего России Романовых рода Кошкиных-Захарьиных-Юрьевых, носил имя Фёдора Кошки. Кошъ (кошь) - корзина, короб, а с другой стороны - жребий, судьба. Изображения корзины, короба с рыбой и бутылью красного вина (короб также и рыба и корабль) часто встречаются в римских катакомбах, а в средневековой Европе так изображалась святая Грааль - Чаша с Кровью Христовой. А у кельтов та же самая чаша - это котёл, наполненный то жертвенной пищей, то огнём. Между прочим, у героя нашей сказки где-то в соседнем царстве есть "брат Кош", к которому Кощей Бессмертный ездит "на крестины". С другой стороны, на средневековом русском языке кощей - тот, кто ведает лошадьми в дружине князя, кто ведёт запасную лошадь для князя (Словарь русского языка XI-ХII вв. М., "Наука", 1980, с. 398). Но Фёдор Кошка - сын знаменитого Андрея Кобылы, родоначальника не только Романовых, но и Колычевых, Мотовиловых, Шереметевых... А ведь "исполнение имени" совершилось с поразительной точностью: после брака Иоанна Грозного с Анастасией Романовной Захарьиной-Юрьевой родовая линия последней прямо становится "запасным родом", а в 1613 году восходит на престол как вторая, "вместо" Рюриковичей династия Московского царства. Почему? Вспомним, что именно Андрей Кобыла, приехав в Москву из Великого Новгорода, устраивает династический брак Симеона Ивановича Гордого с тверской княжной Марией Александровной, тем самым замиряя два враждующих княжества. Подобными же делами занимается и сын его Федор Кошка в Золотой Орде. Но быть брачно-династическим стряпчим в те времена могло только лицо той же, если не более высокой крови, нежели жених и невеста. Но так оно и было! Мы знаем, что Андрей Кобыла - бежавший от Тевтонского ордена на Русь и принявший Православие потомок литовско-прусского (=русского) царя-жреца Вейдевута, посвящённый также и в ведение своих прямых предков, близкого к (если не тождественного) друидическому.
Итак, "русский Мерлин"? А почему нет? В те времена Русская Церковь, строившаяся не только греками, но и варягами, связанными с кельто-ирландским духовенством, также долгое время отвергавшим диктат Рима, ещё не пережила новгородско-московского разделения XV века, не была "подморожена" (по выражению К. Леонтьева) беспощадною, "авраамической" правотою Стоглава. Интересно, что британский исследователь Роберт Грейвс упоминает в связи с кельто-ирландскими королевскими преданиями Caer Vediwid - "замок совершеннейших" и Caer Vandwy, - "замок высочайшего" (см. Robert Graves. The White Goddess. New York, 1958. р. 103). Но так ли далеко от "совершеннейшего" и "высочайшего" до "бессмертного"? Здесь есть над чем подумать. Замечательно, что сам Вейдевут (имя которого часто писали как Ведивит или Вендивит, почти как у Грейвса!), живший, по преданиям, в III веке по Р.Х., приносил жертвы под сохранявшимся до середины XIX века вечнозелёным (цвет Кощея!) дубом на равнине Романове или Ромово при слиянии рек Дубиссы и Невяжи. (см. в т.ч. Сборник материалов по истории предков царя Михаила Феодоровича Романова. Изд. Костромской губернской учёной архивной комиссии. Ч. 1. СП6., с. 52). Итак, "зелёный старик", сказочный Кощей Бессмертный - предок русских царей? Или, по крайней мере, их "метапредок"? Не более и не менее.
Более. Сказка наша раскрывает иные пласты, ещё более загадочные, где христианское предание соприкасается с доязыческим первоначальным. Кроме самого Спасителя, оба они знают только одного истинного царя-священника, "без имени, без родословия"", предшествующего Аврааму и соответственно всей авраамической религиозной ветви, более того, первичного по отношению к ней и к присущему ей морально-социальному и правовому пафосу, создавшему многовековую цивилизацию, как, впрочем, и к идолопоклонству "язычества". Это Мелхиседек. Царь вне цивилизации, вне "смерти и времени"", "царящих на земле" (Вл. Соловьев). Тот самый истинный царь melekh, эонически пребывающий в мироздании, совечный ему, тот самый, по чину которого, согласно Апостолу Павлу и всей православной традиции, священствует Сам Спаситель.
Фольклористика XIX-ХХ веков разъясняет нам, что Кощей - это зима, а смерть его - торжество новой жизни, юной любви, которую тще ищет Кощей... Что ж, отчасти это верно... Ведь в древности праздник солнца приходился именно на зимнее солнцестояние и именно в этот день, день Sol Invictus постановил святой Константин праздновать Рождество Солнца Правды, Которому поклонились цари-волхвы, цари Востока, цари от царя Мелхиседека, цари "Кощеева посвящения".
Но царство Мелхиседека, в частности, в русской народной книжности, накладывается на царство пресвитера Иоанна, баснословное Беловодье, которое искали калики перехожие, странники, староверы. Но и сам "пресвитер Иоанн" - это тот любимый ученик, который, согласно каноническому евангельскому корпусу, не умрёт до скончания земного века (Ин. 21:22), сам Иоанн Богослов. Если это так, то в этом случае нам известны только очень поздние редакции сказки о Кощее. Но даже из них ясно, что вроде бы убивающий Кощея Иван-царевич это тот же самый Кощей, его другой, друг, а вражда и даже смерть - только иной облик любви. "Любите врази ваша"... Не случайно Кощей бессмертен (a-mors), и перед нами таинственный смысл самозаклания царя-священника по образу предвечной жертвы Сына Божия. Кстати, гниение плоти Кощея, источающей отвратительный запах, сожжение её в огне и превращение в пепел - точное описание стадий "Великого Делания" средневековых философов, в котором Мастер и Камень суть одно. Смерть Кощея оказывается условной, он был и остаётся Бессмертным. Раздвоение же Ивана-Кощея и наделение одной из его половин "отрицательными смыслом вполне естественно, неизбежно и исторически необходимо: цари-жрецы, кроме "благодатного остатка" в лице евангельских трёх царей, вырождались чрез принесение "жертвы кровавой, человеческой". И вот уже внеисторический Иван-царевич из Иоанна Богослова, любимого ученика Христова, исторически неизбежно превращается, помимо своей воли, в воинствующего насадителя "доктрины" Добрыню Малховича (тоже, кстати, "царевича"), но и предшественника Вассиана Топоркова, Малюты Скуратова и Феофана Прокоповича, творцов "концентрационной вселенной", в которой "умное золото" Кощея Бессмертного будет в конце концов заменено материальным золотом, закатной, как бы христианской цивилизации, вселенской пародии.
Но не менее таинственна (таинственна!) и Марья Моревна. Ведь простой перевод её имени означает: Мария Морская. Кто это? Вспомним - равноапостольная Мария Магдалина, просветительница Галлии, согласно "Золотой легенде", своего рода Четье-Минее средневекового Запада, высадилась близ Марселя, в Сен-Мари-де-ла-Мер, и с тех пор в Европе (потаённой, не "среднего европейца" буржуазной Европы!) её считают покровительницей моря, матерью моря (mere de la mer), не только моря моряков, но и "моря философов", Stella Maris. "Иногда рассказывается, что Мария Магдалина была невестой Иоанна Богослова, отвергшего брак с ней из любви к девственности и ради полного служения Христу", - пишет С.С. Аверинцев в Энциклопедии "Мифы народов мира" (М.. 1988, т. II. с. 117). Легенда эта лукава, как и многие из легенд, призраками бродивших по Европе, но она вполне могла дойти и до Руси, бывшей до ордынско-московского перелома, особенно на севере, её частью. Но если это так, то ещё более ясно, что разделение Кощея и Ивана - позднее и мнимое. Как и смерть Кощея. А русское предание гласит, что по морскому пути "на запад солнца" Мария Магдалина побывала в Риме и вручила императору Тиберию яйцо, ставшее в руках кесаря огненно-красным. Кощеево яйцо. Царское яйцо. Свидетельство о Воскресении Царя и Иерея по чину Мелхиседекову.
Недавно был опубликован второй том документов и материалов, посвящённых Фёдору Ивановичу Тютчеву, предки которого, кстати, служили при московском дворе вместе с боярами Кобыличами (Захария Тютчев упоминается в летописях как дипломат). Замечателен рассказ знаменитой фрейлины Смирновой о похоронах Николая Первого. На слова её о том, что Царству Русскому приходит конец, Тютчев произнёс одно слово: Мелхиседек.


Вековка

четверг, 7 мая 2009 г.

Боги - продолжение мифов...БЕЛБОГ



"Рядом с Триглавом всегда находились Белобог(Белбог) и Чернобог, которые пребывали в постоянной борьбе друг с другом: дневной свет тускнел в надвигающихся сумерках, а ночную тьму рассеивала утренняя заря; на смену грусти спешила радость: вслед за жестокостью и завистью приходило время бескорыстных и добрых дел. Белобога изображали мудрым седобородым и седовласым старцем, Чернобога — уродливым скелетообразным «кощеем». Однако Белобога и Чернобога почитали в равной мере.

Белбог (Белобог, Белун) или Свентовид (Svantevit) - явий ("добрый") бог, бог плодородия и противостоящий Чернобогу, одна из сторон Рода. Свентовит, Святовит, Световик, Светич - бог Белого света, бог богов, верховный бог, бог-всадник, сражающийся с ночью — воплощение света, бог добра, удачи, счастья, блага, олицетворение дневного и весеннего неба. Святилище его было на холме, открытом солнцу, а многочисленные золотые и серебряные украшения Белбога отражали игру лучей и даже ночью озаряли храм, где не было ни единой тени, ни единого мрачного уголка. Святовита символизировали разные знаки, в частности, резные орлы и знамена, главное из которых называлось Станица... Власть этого небольшого куска полотна была сильнее власти княжеской.

Его почитают также подателем богатства и плодородия. Во время жатвы Белун приходит на нивы и помогает жнецам в их работе. Чаще всего он показывается в колосистой ржи с сумою денег на носу, манит какого-нибудь бедняка и просит утереть себе нос: если тот исполнит просьбу, то из сумы посыплются деньги, а Белун исчезнет.

Соотносим с Аполлоном (Атремидом), а сопутствующая ему Рожаница - с Артемидой. Свентовит отождествлен с четырехликим изображением верхнего яруса Збручского кумира. Четырехликое изображение Свентовита стояло в знаменитейшем Храме в городе Аркона. Кумир истреблен епископом Абсалоном в 1168 г. Саксон пишет: "Город Аркона лежит на вершине высокой скалы; с севера, востока и юга огражден природною защитой... с западной стороны защищает его высокая насыпь в 50 локтей... Посреди города лежит открытая площадь, на которой возвышается деревянный храм, прекрасной работы, но почтенный не столько по великолепию зодчества, сколько по величию бога, которому здесь воздвигнут кумир. Вся внешняя сторона здания блистала искусно сделанными барельефами различных фигур, но безобразно и грубо раскрашенными. Только один вход был во внутренность храма, окруженного двойной оградою... В самом храме стоял большой, превосходящий рост человеческий, кумир, с четырьмя головами, на стольких же шеях, из которых две выходили из груди и две - к хребту, но так, что из обеих передних и обеих задних голов одна смотрела направо, а другая - налево. Волосы и борода были подстрижены коротко, и в этом, казалось, художник сообразовывался с обыкновением руян. В правой руке кумир держал рог из различных металлов, который каждый год обыкновенно наполнялся вином из рук жреца для гадания о плодородии следующего года; левая рука уподоблялась луку. Верхняя одежда спускалась до берцов, которые составлены были из различных сортов деревьев и так искусно были соединены с коленами, что только при внимательном рассматривании можно было различить фуги. Ноги стояли наравне с землей, из фундамент сделан был под полом. В небольшом отдалении видны были узда и седло кумира с другими принадлежностями. Рассматривающего более всего поражал меч огромной величины, ножны, черен которого, помимо красивых резных форм отличались серебряной отделкой... Кроме того этот бог имел также храмы в многих других местах, управляемые жрецами меньшей важности. Кроме того при нем был конь, совершенно белый, у которого выдернуть волос из гривы или хвоста почиталось нечестием...

«На белой Руси не без добрых людей», — издревле говорили в народе, именуя белым и Отечество свое, и царя, и веру. А белый свет всегда был воплощением мира, земли и небес, всей необъятной Вселенной.
Живая память о древнем Белбоге и доныне сохраняется в преданиях о Белуне.
Особо почитали этого бога в Белоруссии. Здесь верили, что заблудившегося в лесу человека обязательно приведет домой седобородый старец, похожий на волхва. В счастливую минуту белорусы говорили: «Словно подружился с Белуном». Или: «Темно в лесу без Белуна».
Недаром в стародавние времена парни и девушки, собираясь с приходом осени на посиделках, распевали:

Хоть и светит в небесах луна — Ох, темно в лесу без Белуна!

В Померании возвышается гора, которая называется Белобогом. В Польше это такие места, как Бялобоже и Бялобожница, в Чехии — Беложице, в украинской Галиции — Белбожница. Вблизи Москвы, рядом с Радонежем, существовало святилище Белобоги, а в Костроме православный Троице-Белобожский монастырь сохранил в своем названии имя древнего бога света и тепла. Память о светозарном боге запечатлена в названии урочища Белые боги, на севере от Москвы, недалеко от Сергиева Посада.

Белбог

Древняя религия славян

СЛАДКИЙ ЯД ЗАЗЕРКАЛЬЯ








Апокалипсис сегодня

Христиане прежних времён ужаснулись бы, оказавшись на улицах наших городов, решив, что Апокалипсис уже наступил. А мы, дети современного мира, всей правды, к сожалению, не видим. Гитлер на оккупированных территориях, японцы в Манчжурии насаждали блуд и порнографию, считая это важнейшим средством порабощения населения: народ, потерявший нравственность, уже побеждён.

Двадцатилетняя девушка (к слову, христианка) говорит о том, что не видит ничего особенного, например, в плакате, рекламирующем «fast love» («быструю любовь»): обнажённая пара, не видно глаз, лишь страстно закушенные губы, стиснутые собственными руками тела и девиз – «Навстречу желаниям». И ведь она не лукавит – она и вправду не видит! Как в «Снежной королеве»: волшебная льдинка попала в глаз – и чёрное стало белым. И у каждого последующего поколения льдинка – всё больше...


Мир Зазеркалья

Современная реклама создаёт для общественного сознания виртуальную реальность, перевёрнутый мир Зазеркалья. Там такие потребности как голод, безопасность, продолжение рода из простейших, базовых становятся основными, высшими, превращаются в предел стремлений. Там дева – символ благоговения, кротости, чистоты выставляется как вещь для обольщения, для обслуживания животных инстинктов. Там с нашей жизни срывается покров интимности: проблемы зубов, кишечника, прыщей и прочие становятся предметом принародного обсуждения.

Современная реклама создает новый, иллюзорный мир

Мечтать о сохранении интимности в нашей жизни, наверное, совсем уж смешно, когда кругом – сплошная «обнажёнка»: пройти по Ленинскому проспекту – и от огромного количества рекламы женского белья возникнет ощущение, что заглядываешь в женскую раздевалку. Кстати, и название для такого состояния есть – вуайеризм, получение специфического удовольствия от подглядывания в замочную скважину чужой спальни.

Болезни души

А те, кто позировал для плакатов – они, конечно, «всего лишь зарабатывали деньги». Но ведь каждый выбирает для себя в жизни такое дело, которое ему более всего по душе, а то, что нравится этим моделям, тоже имеет название – эксгибиционизм, любовь к прилюдному обнажению. Кстати, прежде такие любители прятались в дальних уголках парков, до смерти пугая попадавших туда в поисках короткого пути девушек и женщин. Вуайеризм и эксгибиционизм, к которым нас усердно приучают, являются половыми извращениями, которые (может, не все это знают?) относятся к разряду психопатологии.

По ту сторону зеркала нет ничего невозможного: пожевал «Дирол» - зубы белые, закурила – стала роковой красавицей, съел «Данон» - живёшь сто лет. Главное условие для этого – послушно потреблять всё то, что предлагается. Как в сказке: съел что-то – превратился в кого-то другого, с безграничными возможностями. Реклама пробуждает дремлющие в каждом страсти. Наша лень, желание быстрого, без усилий, успеха – отличная питательная среда для её мистификаций. Созданная как средство, реклама давно уже живет своей жизнью – человек перестал ею управлять: раб стал господином.

Группа профессора Лофтус (г. Сиэтл) проведя исследования, основанные на показе рекламы автобиографического характера, пришла к выводу: она может создавать иллюзию, что какие-то события (даже невозможные сами по себе) происходили в детстве данного человека. Под воздействием новой информации память может вносить коррективы в детские воспоминания. Для того, чтобы воспоминания покупателя совпали с содержанием рекламы, торговцы пользуются такими приёмами, например, как использование для продажи пива бутылок, с этикетками "настоящее", "старое доброе" и "с 1924", которые вызывают в памяти ассоциации с давно прошедшими временами. Это безвредно?


Народ, потерявший нравственность, уже побеждён

«Двойная связь»

Нельзя не сказать об ещё одном аспекте влияния современной рекламы на общественное сознание – о последствиях одновременного использования в ней заведомо ложной информации наряду с правдивой. Мы сталкиваемся с этим приёмом уже достаточно давно и на каждом шагу – это известное всем «Минздрав предупреждает…» после какого-нибудь «Мальборо – страна настоящих мужчин». Первая часть таких текстов является отчётливым внушением позитивного характера, после чего следует предупреждение о том, что это – опасно.

В психологии такое явление носит название «двойной связи», когда человек получает одновременно два противоречащих друг другу сообщения – что называется «в одном флаконе», то есть когда об одном и том же факте говорят, что это – очень хорошо и в то же время – очень плохо. Чтобы усвоить эту информацию, сознание вынуждено раздваиваться, а такое состояние имеет в психиатрии вполне определённое название.

Обследование семей шизофреников выявило важную закономерность: для матерей таких больных свойственно в общении со своими детьми использовать именно тактику «двойной связи».


Насилие во имя счастья?!

К слову, до Великой Французской революции мир не знал шизофрении – это отрубленные «во имя счастья народа» головы на площадях Парижа и ручьи крови на его мостовых произвели такую роковую для человеческой психики сшибку в сознании: трудно в здравом уме соединить воедино счастье и убийство. Это была первая мощнейшая манипуляция общественным сознанием в таком размере. С тех пор процент шизофрении остаётся постоянным – примерно десять от общего количества населения. Число манипуляций сознанием сохраняется, вероятно, в той же пропорции. По сути, вся современная реклама сегодня – большая система манипуляций; что будет с нашей психикой завтра?


Кто больше – тот главнее

Необходимо коснуться и способов размещения рекламы. Когда мы были маленькими, взрослые были для нас великанами, которым подвластно всё. Мы подрастали, но мерка восприятия оставалась прежней: кто больше – тот главнее. Всё это – из сферы опять-таки неосознаваемого, но весьма влияющего на нашу жизнь. Чье-то лицо, бутылка или пачка сигарет размером с дом, рекламные великаны, изображённые на бортах разъезжающих грузовиков и автобусов, возвращают нас в ситуацию, когда «большие и главные » – не мы, а разве мы карлики? Фраза «А что мы можем сделать?» стала знаковой для нашего времени – не в «великанах» ли причина её возникновения?
Восприятие нами изображений на плоскости листа, к примеру, картин имеет свои закономерности: то, что располагается в верхней его части, относится нами как бы к сфере наших устремлений, мечтаний. Массивные щиты рекламы, расположенные где-то над нами, помещают в эту часть нашей «зрительной картинки» свои «предложения» по поводу того, к чему нам стоит стремиться и о чём нам нужно мечтать.

Может быть, к этому, установленному возле библиотеки: на депрессивном фоне чёрно-белого пейзажа с водопадом – подросток в майке, только что выползший, вероятно, из воды – то ли упавший туда в наркотическом опьянении, то ли пытавшийся покончить с собой в приступе ломки? Плакаты замыкают нашу зрительную перспективу на себя: выше их плоскости взгляд уже не поднимается, небо уходит из наших глаз.


А если все запретить?

Если жить в перевёрнутом мире постоянно, изменятся все ценности, ценности традиционного общества перестанут действовать. Представления о добре и зле, благе и грехе подменятся какими-то другими представлениями. Большинство людей, которые не приобщены к традиции, – а в России главной мировоззренческой традицией всегда было Православие, - начнут жить в мире подмененных ценностей.
Рекламу нельзя ни запретить, ни уничтожить – она уже часть нашей действительности, общественное явление. Она должна объединять, и на самом деле объединяет людей, правда, не в том, в чем бы хотелось. Если государство заинтересовано в естественном приросте населения, в духовном и физическом здоровье своих граждан, оно должно сделать, по возможности, саму технологию рекламного воздействия на людей максимально гуманной.


«Кто соблазнит одного из малых сих…»

В Российской Империи тоже была реклама, но в ней не было такого элемента внушения, она просто информировала. У верующего человека есть больше возможностей духовно оградить себя от негативного воздействия рекламы (особенно, если на нее не смотреть вовсе), но все равно он будет испытывать сострадание к другим людям, которые являются мишенью для внушающей рекламы, и ему придется, по возможности, пытаться им помочь. Особенно, когда речь идет о наших детях. Ведь «кто соблазнит одного из малых сих…, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Евангелие от Матфея, гл. 18, ст.6)

Когда-то в парках культуры был популярен аттракцион «Кривые зеркала»: всего за десять копеек можно было от души повеселиться, разглядывая собственные утрированно неправдоподобные отражения. Но при этом никто никого не убеждал в том, что изображённое в зеркале – и есть самая настоящая правда. Каждый оставался по свою сторону: зрители – в реальности, отражения – в виртуальности. Игра, которую ведут сейчас рекламные технологи, диктует другие правила. И если мы согласимся с ними, покорно потребляя результаты их деятельности, то очень скоро (психика – вещь тонкая!) не сможем понять, по какую сторону зеркала очутились.



Людмила Рябиченко

Зеркала.Зазеркалье




Зеркала. Для обычного человека зеркало- это нечто обыденное, что позволяет взглянуть на «себя красивого» со стороны.
Для Видящего зеркало-это «окно» в другой мир. Мир зазеркалья. Сразу хочу оговориться, что далеко не каждое зеркало таким «окном» является. Есть «пустые» зеркала, в которые можно лишь рассматривать свое отражение. Есть зеркала, открывающие проходы в другие измерения благодаря опыту и знаниям мага. А есть «настоящие ворота». Поставишь такое зеркало в доме, и сами по себе начнут происходить странные порой пугающие вещи…
Что необходимо знать о зеркалах?
Люди гораздо чаще «бывают в зазеркалье» чем это можно предположить. Дело в том, что не редки случаи, когда путешествие в зазеркалье случается во сне. Когда человек спит его астральное тело становиться подвижным, и часто «самостоятельно» отправляется путешествовать. Практикующие маги и экстрасенсы хорошо знают, что если рядом со спящим человеком будет находиться большое зеркало, то Астральное тело может само открыть канал и «войти в зеркало». А если человек во время сна отражается в зеркале, то Жители Зазеркалья обязательно «заманят» его душу в свой мир. В практике Ростовской службы Аномальных явлений таких случаев было много. Человек, спящий около зеркала, болеет, теряет силы, а в доме иногда начинается самый настоящий полтергейст.
В зеркало можно «войти» с помощью совсем несложных мистических практик и многие из моих знакомых длительное время «работают» с мирами Зазеркалья.
Войти туда просто. Но что ждет Вас в Мире Зазеркалья? И почему многие маги считают зазеркалье миром мертвых?
Зеркала обладают магической силой. Это, действительно двери в иную реальность. Мир зазеркалья - это своеобразный астральный «предбанник» из которого открывается вход в Мир мертвых, Мир привязок и ряд других специфических миров.
Когда входишь в зеркало, попадаешь в темное очень вязкое пространство. Там тяжело передвигаться и тяжело дышать. Источником света служит лишь то зеркало, через которое Вы вошли. И чем дальше вы отдаляетесь от зеркала, тем темней и мрачней кажется Вам Мир зазеркалья. По дороге вам могут попадаться разнообразные пугающие существа . Не бойтесь их пока вы все делаете правильно они не причинят вам вреда.
Ваша задача не потерять связь с зеркалом, в которое вы вошли. И еще..Чтобы не случилось, никогда не изменяйте направления движения и не разворачивайтесь назад. Выходят из мира зазеркалья спиной вперед. Это важно. Если развернетесь , то вы не сможете выйти из того зеркала в которое входили.
Я был свидетелем, когда в результате неверных действий человек не смог вернуться обратно через зеркало. Проход закрылся .Он долго пытался пробиться , но не смог. На следующий день на зеркале появился темный отпечаток его ладони, проступивший изнутри зеркала.
Зачем ходят в Зазеркалье? Через него маги контактируют с Миром мертвых.(это мир душ умерших людей).Посредством мира мертвых можно узнавать будущие.
Вспомните народный обычай, когда человек умирает- в доме обязательно занавешивают все зеркала. Это делают для того, чтобы душа покойного не могла вернуться в мир живых , или вступить в контакт с близкими через зеркало.
При умелом, Я еще раз подчеркиваю, только при грамотном и умелом использовании зеркало может стать очень мощным мистическим инструментом для работы с собственной энергетикой, дающим магу силу и власть.
Приведу пример подготовки специалистов «хождения в фантомах».
Для того, чтобы создать фантом и быть одновременно в разных местах в магических школах делают следующее:
Ученик длительное время изо дня в день медитирует на свое отражение в зеркале и добивается состояния, когда тело делает поворот, а отражение в зеркале остается на месте- это признак определенной ступени мастерства и создания «рабочего» фантома.
Существуют разновидность этого упражнения, когда ученик концентрируется на отражении своих глаз в зеркале и добивается того, что остальное отражение исчезает, остаются только глаза. Как только отражение тела исчезло, ученик вокруг своих глаз строит новое тело- свой фантом.
Я привел эти упражнение исключительно для примера, в познавательных целях. Можете даже не пытаться его повторить, ведь перед тем как создать фантом в магических школах учат еще и многим другим вещам, без которых выполнение этого упражнения не будет иметь смысла.
Маги «любят» зеркала. Обычным людям нельзя во сне отражаться в зеркале. И помните, что человек действительно может войти в мир зеркал, но и обитатели зазеркалья могут точно также входить в мир людей. Я бы не рекомендовал Вам вступать в «контакт с пришельцами из зеркала»-это почти всегда чревато серьезными последствиями
Источник: Андрей_Городовой

Философская лирика Зазеркалья











сайт Елены Лапиной

Сквозь зеркало шагнула...
Вдохнула мир потусторонний
и потянула за собой тебя...
Звук, будто камнем по стеклу –
ворвались или вырвались. Стоим...
И... смотрим кадры бытия,
вдвоем со стороны,
где мы простые зрители
любви, несчастий и разлук...

А здесь покой,
А там живут, поют и плачут...

В глаза друг-другу смотрим, -
ничего не видим, ослепли не иначе...
Не слышим, не стучат сердца.

Да что за ерунда,
неужто, здесь мы просто существа
планеты «Зазеркалье»?

Вопрос: «Кто смотрит на кого?»
У них в глазах сверкают
радостей созвездья, роса печали...
А нам стеклянным и бездушным каково?

Бежать... и позабыть покой,
как сон дурной. –
В тепло, нелепости, уют...

Мы разбиваем вдребезги стекло,
И....
как всегда, здесь нас не ждут...

ПОЭЗИЯ Зазеркалья



Где-то в зазеркалье...

Хината Хьюга

Где-то в зазеркалье, где-то вне планеты
Вижу другой мир, где боль сроднилась с ветром.
В этом чьем-то мире у каждого история,
У каждого в душе своя меланхолия.

Каждый потихоньку сходит с ума,
От безысходности кругом голова.
В этом мире у каждого любовь,
И каждый прольет за мечту свою кровь.

Конкретных имен называть я не стану,
Чтобы кому-нибудь не причинить сердечную рану.
О каждом расскажу историю отдельную,
Отнюдь это не выдумка от безделия.

Ее, конечно, знаешь ты, как не знать
Ту, имя чье носят цветы, с весной опять.
В ее глазах всегда блестит тоска и боль,
Но что ее так поменяло, и где обещанный покой?

Она нежна и молчалива, ну что сказать.
Порой, пронзительно ревнива, опять, опять.
Ее душа поет, как птица, поймав лишь взгляд.
А из его глаз лишь струится только яд.

Он то, что раньше было сильным кланом,
Он тот, кто сердцу ее нес большую рану.
Он гордый мститель, тот, что крови жаждет
И брата растоптать мечтает дважды.

Его душа поглощена тем мраком,
Тем самым, что зовется месть.
Но он исправится, быть может,
Да-да, конечно, шанс всегда ведь есть.

Конечно, если друг твой – миротворец,
Ты обязательно избавишься от зла.
И твое сердце станет для нее свободным
И в нем раскроется весна.

О, это первая история добра,
Она ведь не одна приходит, верно?
Любому счастью противопоставлена беда,
Как неприятно слышать, очень скверно.

Еще одна история любви
Цветка, что шепчет иль бормочет.
Она признаться так боялась столько лет,
А вот теперь, поверь мне, хочет.

Она боялась чувств своих раскрыть ему,
Боялась, что он просто засмеется.
Теперь, когда же наступила его смерть,
Признанья, увы, не дождется.

Она ранимое дитя, ей его смерть ударом стала.
Она хотела все сказать, но времени осталось мало.
Вот только если б она знала, чем обернется здесь любовь,
Она бы громко прокричала, что ждет его здесь вновь и вновь.

Она бы его защитила изящной женственной рукой.
Она б его от бед укрыла, она бы стала бы другой.
Но будущее ведь такая штука, его никак не разгадать.
Теперь ей только остается страдать, рыдать, страдать.

Миры Зазеркалья




Наука. Параллельные и антимиры


Совсем недавно мир облетела сенсационная новость: впервые на ускорителе ЦЕРН в Женеве произведено сразу 50 тысяч частиц антивещества. ЦЕРН объявил о том, что уже в этом году опыты будут продолжены. Тем временем физики из Мельбурнского университета Роберт Фут и Сайбал Митра выступили с ошеломляющей гипотезой о том, что антиматерия окружает нас буквально со всех сторон, хотя мы об этом по простоте душевной не догадываемся.

Идея о Зазеркалье впервые была высказана Льюисом Кэрроллом. В этой забавной стране законы существенно отличаются от привычных, что можно отчасти объяснить раздвоенностью натуры самого Кэрролла, который основные силы посвящал исследованиям по математике, но всемирной славы добился на писательском поприще. В 1950-е годы, когда не в фантазиях, а в природе впервые обнаружились признаки Зазеркалья, подтвердилось, что вещество и антивещество не симметричны, а живут по разным законам.

Долго считалось, что Вселенная почти на 100% состоит из вещества, а антивещество, которое в момент Большого взрыва находилось с веществом в равновесии, неизвестно куда исчезло. Однако последнее время верх берет антитеория: антивещества значительно больше, до 90%. Адептами этой версии являются австралийцы Фут и Митра, которые основываются в расчетах на данных космических телескопов "Хаббл" и "Чандра". Ход мысли таков: если, как установлено, есть невидимые планеты, которые вращаются вокруг видимых звезд, то должны быть и массивные невидимые солнечные светила, вокруг которых вращаются видимые планеты. Американец Джон Крамер развивает эту идею: гипотетические антизвезды должны быть построены из антиматерии, и тогда ее во Вселенной не 90, а 10%. Но и это значительно больше, чем считали раньше.

В отличие от маргинальных научных теорий вроде торсионных полей, идея Зазеркалья считается экстравагантной, но не вступающей в противоречие с современной научной парадигмой. Действительно, при распаде нейтрона образуются электроны и нейтрино, которые вращаются по часовой стрелке. По законам сохранения если имеются "левозакрученные" частицы, должны быть и "правозакрученные". По мнению указанных ученых, это и есть антиматерия, которая может взаимодействовать с нашей родной материей только гравитационно. Поэтому Зазеркалье и остается невидимым. Нобелевский лауреат Абдус Салам считает, что это самая важная теоретическая идея, которая нуждается в экспериментальном подтверждении. Нобелевский лауреат Шелдон Глэшоу собирается поставить в ЦЕРНе эксперименты, чтобы нащупать какие-то другие способы взаимодействия двух миров и заставить выйти антиматерию из-за темных кулис. Не окажется ли это ящиком Пандоры?

По примеру Кэрролла профессор Фут развивает увлекательные возможности Зазеркалья: в этом мире существуют свои, невидимые нам планеты. Фут полагает, что открытые космическими телескопами планеты других солнечных систем являются зеркальными, то есть построенными из антивещества. Еще один энтузиаст гипотезы зеркального мира Зураб Силагадзе из Новосибирска пошел дальше, предположив, что гипотетический невидимый спутник нашего Солнца, звезда Немезида, которая, быть может, насылает на Солнечную систему долгопериодические кометы, не обнаружена до сих пор именно потому, что состоит из зеркальной материи.

Не только планеты, но и звезды, квазары, черные дыры - все космическое параллельно повторяется в тех же пропорциях, только построено из зеркальной материи. О таинственной антиматерии мы лишь догадываемся исходя из странных гравитационных эффектов, обнаруженных космическими аппаратами. Как считают Фут и Митра, лишь антиметеориты из антиматерии могли оставить на астероиде Эрос, где недавно побывали земные аппараты, столь странные кратеры. Именно объекты из антиматерии в ответе за многие необъяснимые явления, перечень которых составили Фут и Митра.

"Зеркальным" был, к примеру, знаменитый Тунгусский метеорит. Именно поэтому его остатки до сих пор и не обнаружены. Но они есть, доступны антилюдям из антиматерии. В 2001 году в Иордании с неба сверзлись метеориты, которые были тщательно задокументированы, но не найдены. Обнаружены лишь пепел да обгоревшие деревья. И почему-то камни и кусты обожжены ровно наполовину...

Эту мысль конечно же надо довести до логического конца: НЛО сделаны из антивещества, "зеленые человечки" живут в Зазеркалье и заглядывают к нам по случаю, прорвавшись сквозь антибарьеры. Мало того: если встать на тропу гипотез и догадок, то почему не признать, что у Земли есть двойник - невидимая зеркальная Антиземля. Она занимает наше место в пространстве, время течет там параллельно нашему, но мы в полном неведении. Иногда только замечаем косвенные доказательства присутствия антиматерии - полтергейсты всякие, барабашки, призраки и проч.

Выходить ли на контакт с антимиром? Судя по намеченным экспериментам, это может произойти со дня на день. Но затея очень рискованная. Потому что у той публики и мысли закручены в другую сторону, и мораль перевернутая. Объятия там открывают врагам, боль причиняют любимым, горюют от удачи друга, силы тратят на пустые предприятия. У нас в реальном мире все устроено гораздо рациональнее.


Сергей ЛЕСКОВ