воскресенье, 7 февраля 2016 г.

Дед и внук: маринисты Айвазовский и Ганзен

Мало кто знает, что маринист Алексей Ганзен (фото справа) - внук великого русско-армянского
художника Ивана (Ованеса) Айвазовского. К 140-летию со дня рождения Ганзена о том, как потомки восстановили родословную, рассказывает Sputnik-у его правнучка, кандидат исторических наук Ирина Касацкая.
“Во всех документах, которые сохранились у нас, - говорит  И.Касацкая, - упоминания о том, что прадед Алексей Ганзен — внук Айвазовского, не было.
В 1990 году мой брат в одном из архивных документов обнаружил связь Ганзена с Айвазовским, который приходился тому внуком по линии одной из дочерей. С этим он и отправился в Российский архив литературы и искусства, где увидел такую же фотографию, которая сохранилась и в нашем семейном альбоме. В архиве также были найдены письма второй дочери Айвазовского — Марии Айвазовской (в замужестве Ганзен), в которых были упомянуты мой дедушка и его старший брат.
У Айвазовского были четыре дочери и девять внуков, из которых трое стали профессиональными художниками — Михаил Латри, Алексей Ганзен и Константин Арцеулов.
Среди них Алексей Ганзен — единственный из всех внуков, продолживший дело деда. Плеяда художников главного морского штаба России начинается с Ивана Айвазовского, а заканчивается  его внуком Алексеем Ганзеном.
Юрист, он же художник
По первому образованию Ганзен был юристом. После окончания университета в Одессе он уезжает в Дрезден и Берлин, где заканчивает Академию художеств, затем занимается в Мюнхене у самых известных академистов Германии того времени. Параллельно впервые принимает участие в Берлинской выставке 1903 года. После, уже в Италии изучает фресковую живопись, а с 1907 года поселяется во Франции.
В том же году во Франции за работу “Черное море” Ганзен получает особую награду, благодаря которой в дальнейшем выставляется без предварительного заключения жюри.
Он на высоте. Пишет до ста работ в год. Прекрасно зная конструкции военных судов, он писал их с “портретным сходством” независимо от того, немецкий ли это крейсер “Кенигсберг”, русский миноносец “Живой” или английский флот в Дарданеллах. Его находят заказчики из США.
В 1908 году он сопровождает императора Николая II на крейсере “Макаров”, который вышел в плавание вместе с императорской яхтой “Штандарт”. Император посещает Германию, Францию и Великобританию, встречается с главами этих государств. Во время этого путешествия Ганзен пишет 60 этюдов.
В 1916 году он готовит альбом “Российский императорский флот”, доходы с которого пошли в пользу пострадавшим военным морякам во время Первой мировой войны. В альбоме 25 факсимильных рисунков, передающих жизнь флота и отдельных кораблей. Особое внимание Ганзен уделял точности передачи конструкции судов.


Дед и внук - два мариниста.
Если рассматривать произведения двух маринистов, на первый взгляд покажется, что они похожи. Ганзен будто повторяет творчество деда, но даже в этом “повторе” заметна рука нового художника.
В творчестве Ганзена заметно отображение местности с фотографической точностью. Примечательно, что в его работах люди не гибли, он изображал бурю, шторм, туман, но не смерть человека.
Ганзен, подобно деду, который кроме всего прочего был “крестным отцом” большей части населения города Феодосии и благотворителем, также получил при жизни ряд наград за попечительскую и благотворительную деятельность.
Кроме наград, полученных в период его службы по Ведомству учреждений Императрицы Марии, есть неприметная благодарность от Императрицы Марии Федоровны “за оказанное пожертвование в пользу Шлиссельбургского Уездного Попечительства детских приютов”.
За свою жизнь Ганзен написал более 3000 полотен, многие сохранились в частных коллекциях. Его марины никогда не застаивались в салонах.
Лаура САРКИСЯН